Перверзія та первертні стосунки: нове чи добре забуте старе?

30 листопада та 1 грудня у Києві пройшла щорічна конференція Української Конфедерації Психоаналітичних Психотерапій. Цього року темою конференції стали перверзії та первертні стосунки. Протягом двох днів фахівці ділилися роздумами про феномен первертного крізь призму психоаналізу. З доповіддю на конференції виступили наші колеги, Олена Федько та Людмила Іванова, які ласкаво погодились поділитися своїми напрацюваннями, представленими у презентації та статті.
Ми вдячні колегам та із задоволенням розміщаємо їх матеріали на сайті.

Иванова Людмила

Аннотация

В исследовании сделана попытка проследить динамику кризисов, объединив их с ритуалами перехода и психическими структурами личности, а именно, гипотетически представить, что это один и тот же процесс. Расчеты подтвердили теорию Мелани Кляйн о стадиях параноидно-шизоидной и депрессивной позиций, дополнив еще одну позицию к этим процессам. Механизмы психологических защит определены как основная единица расчетов психических состояний на любых стадиях развития человека. Высказана гипотеза о перверсивности как продукте избыточного напряжения лиминальной стадии перехода.

Ключевые слова: кризис, ритуалы перехода, структура личности, лиминальность, механизмы психологических защит, психические процессы, фрактал, теория Мелани Кляйн, перверсия.

Это третий доклад из серии о диагностической механике психоанализа и первый полностью теоретический. Второй назывался «Графические показатели взаимодействия норм и акцентуаций психических состояний клиента на примере одной короткой терапии» и показывал расчеты состояний нормы, как меры приобретенного опыта. Он основывался на обработке 20 сессий с одной из моих клиенток. Первый же рассчитывал психические состояния этой моей клиентки, которые показали динамику терапевтиче ского процесса, и он назывался «Мультиверс одной краткосрочной терапии». Первый доклад прозвучал на 8-м Всемирном конгрессе по психотерапии в 2017 году в Париже и стал родителем небольшой книги под тем же названием.

 Сейчас я понимаю, что идея всей этой работы началась с опыта и пришла к теории как будто от периферии вернулась к центру, напомнив своим движением известную бутыль Клейна. Все взаимосвязано и этот новый доклад раскроет путь к написанию небольшой трилогии о необыкновенной роли механизмов психологических защит, как окон в пределы информационного поля, более полно раскрывающего понимание психоаналитического процесса. 

В этой новой работе, посвященной рассмотрению динамики кризиса, за основу была взята всем известная модель Эрика Эриксона, описанная им в работе «Детство и общество» [17]. Информация из этой книги была разложена в таблицу для удобного визуального восприятия  процессов.

Таблица №1 Этапы кризисов по Э.Эриксону.

Эрик Эриксон предложил, обосновал и описал 8 кризисов, которые должен пройти человек в течение своей жизни. В период кризиса мы страдаем, преобразовываемся и выходим из него, создав новые адаптивные качества Эго. Либо, не пройдя его удачно, получаем некоторые ошибки в развитии, либо акцентуации, либо патологии и перверсии.

Но что же происходит в сам период каждого кризиса. Попробуем увеличить фокус нашего микроскопа и посмотреть глубже.

КРИЗИС:

Сам кризис легко, как в сказках раскладывается на три этапа:

  • вхождение в кризис – обычно это начинается как некое болезненное событие, на которое еще нет знакомых способов защитного реагирования, а попросту пока нет сил с ним справиться.
  • работа кризиса – неопределенность, внутреннее перемалывание, мучение, отчаяние, беспомощность, бессмысленность, пробы и ошибки, поиски способов выхода из ситуации.
  • выход из кризиса – преобразование, сила, нахождение смысла, определенность.

Все эти состояния являются очень знакомыми для тех, кто изучает проблемы кризисов. Каждый удачно пройденный кризис является трансформирующим переходом на новую ступень развития.   И, каждый из них, сопровождается в начале болезненным состоянием покинутости; затем перемалывающее разрушение прошлых представлений; и возрождающий, реконструирующий новую личность процесс.

Эти этапы кризиса также напомнили мне известные ритуалы перехода между стадиями развития человека, описанные Арнольдом ван Геннепом и Виктором Тернером, которые в своих работах «Обряды перехода» [3] и «Символ и ритуал» [11] предлагали считать ритуалами перехода обряды, сопровождающие всякую перемену места, состояния, социального положения и статуса. 

Они определили также три стадии этих переходов:

  • отделение (separation) – выбор и изоляция индивида от некоторой социальной целостности, лишение индивида статусных характеристик принадлежности к этой целостности;
  • лиминальность (margo, limen, threshold, transfer, passage) – период некоего переходного состояния, связанного с изменением смыслов, идентичности, ценностей, норм, самосознания;
  • реагрегация (reaggregation, reconstruction) – воссоздание некоей новой целостности.

Термин «лиминальность» привел меня к написанию этого доклада Само слово меня заинтриговало, а его смысл, обнаруженный затем, связал мои мысли воедино.

Этот термин «происходит от латинского (limen) и обозначает порог, границу, некий проходной коридор, расположенный между двумя различными местами.  Природа лиминальности определена «ситуацией неопределенности и размытой социальностью, стимулирующий энергичный поиск новой фундаментальной общности» – сообщает Проективный философский словарь. [7] 

В предисловии к книге Тернера «Символ и ритуал» [11] так описаны качества лиминалов:

 «Эти люди обладают амбивалентностью, поскольку не укладываются в рамки каких-либо классификаций, размещающих состояния и положения в культурном пространстве. Лиминальные существа — «ни здесь, ни там, ни то, ни се», они в щелях и промежутках. Их амбивалентные свойства выражаются большим разнообразием символов, и лиминальность часто уподобляется смерти, утробному существованию, невидимости, темноте, двуполости, пустыне, затмению солнца или луны»

МЮРРЕЙ СТАЙН в своей книге «В СЕРЕДИНЕ ЖИЗНИ. ЮНГИАНСКИЙ ПОДХОД» [9] пишет – «В лиминальности позиция «Я» не фиксирована, оно не занимает четко определенного психологического положения. Оно плавает; нет жесткого разграничения между «это» и «не то»; границы между «Я» и «не-Я» становятся менее определенными и сближаются значительно больше, чем в периоды фиксированной психологической идентичности. Эго есть нечто состоявшееся и еще не состоявшееся. Время деформируется: Эго забывает, фиксированные грани памяти размываются и тускнеют, прошлое выступает удивительным и странным образом; будущее не имеет определенного образа или контура. «Я» не привязано к определенным внутренним образам, идеям или чувствам. Поэтому, будучи непривязанным, «Я» плавает, дрейфует и пересекает многие прежние границы и запретные кордоны». 

Не правда ли, как это напоминает термин «пограничная личность», которая, опять-таки, находится посредине в описаниях структуры личности.

– психотическая

– пограничная

– невротическая

Описание их достаточно известные и в этой статье я их приводить не буду.

Три фазы  – как в ритуалах перехода, как в кризисах, так и в известных структурах личности очень схожи между собой и просятся быть сравненными.

Сейчас я оставлю эту тему как фон и перейду к более знакомой. 

Очередной раз, на основании проведенного анализа литературы, а именно известных книг:

– Ненси Мак-Вильямс «Психоаналитическая диагностика. Понимание структуры личности в клиническом процессе»[5];

              – Девид Шапиро «Невротические стили»[16];

– Анна Фрейд «Психология Я и защитные механизмы»[13]

– Вадим Руднев «Характеры и расстройства личности»[8]

– Ярослав Телегин «Защитные механизмы личности и их связь с патологическими типами характеров»[10]

– Ральф Р. Гринсон «Практика и техника психоанализа»[4]

– Отто Феничел «Психоаналитическая теория неврозов»[12]

автором была составлена таблица взаимовлияния между собой механизмов психологических защит и 11 видов психических состояний. Таблица, на основании разнообразных попыток классификации механизмов защит и помощи коллег была разделена на три слоя – психотический, пограничный и невротический. И в соответствии с вышеизложенным текстом, эти слои были со-названы этапами перехода и этапами прохождения кризиса.

Таблица №2: 

Взаимосвязь механизмов психологических защит с психическими состояниями на стадиях структур личности, этапов прохождения кризисов и этапов перехода.

То есть я предполагаю, что эти стадии являются равными между собой, взаимозависимыми и взаимодополняющими.

Личность, удачно не прошедшая, не родившаяся в новом качестве может надолго, или навсегда застрять в мучительном процессе перерождения. Тогда, в лечении либо терапии будут заметны искажения, создающие определенные состояния, называемые нами либо психотическими, либо пограничными, либо невротическими структурами личности. И людей, не прошедших ритуал перехода, либо не прошедших личный психологический кризис можно назвать застрявшими в этих состояниях.

Дефект от неуспешно пройденного кризиса будет проявляться на всех этапах жизни человека и особенным он будет именно на том этапе перехода, который застопорился в протекании этого самого первого кризиса. Такой процесс напоминает рост фрактала – множества, обладающего свойством самоподобия. Известная картинка фрактала Мальденброта может послужить примером этого – большое состоит из малого и при бесконечном увеличении картинка повторяется.

Теперь еще раз увеличим фокус нашего психического микроскопа и рассмотрим эти три стадии покрупнее. Для этого подсчитаем вероятности психических состояний на каждом этапе. Это даст нам возможность наглядно посмотреть, что будет сопровождать эти этапы. Причем расчеты будем делать с учетом того, что последующий этап сохранит опыт предыдущего, а предыдущие служат причиной последующих. 

То есть, для расчета пограничного периода мы просуммируем данные вероятностей механизмов защит, сопровождающих психические состояния психотического и пограничного периодов, а для расчета невротического периода мы просуммируем данные психотического, пограничного и невротического периодов. 

Это будет выглядеть как растущий лепесток: все последующее на основе предыдущего.

          Рис. 1 Лепестки развития.

Для того, чтобы цифры были сравнимы между собой, переведем их в проценты.

И так: вхождение в кризис мы назовем психотическим состоянием и посмотрим какими механизмами защит личность пользуется в этот период.

Таблица № 3. Механизмы защит психотического уровня и соответствующие психические состояния.

И, какими психическими состояниями вероятно будет сопровождаться этот период.

Таблица №4. Процентные отношения психических состояний психотического уровня. (Вхождение в кризис. Период  сепарации.)

психические состоянияколичество МЗ%
шизоидность921
маниакальность512
истеричность512
мазохистичность49
обсессивность-компульсивность49
параноидность49
социопатичность49
депрессивность37
диссоциативность25
нарциссичность15
садистичность12

42100

По полученным результатам мы наблюдаем большой процент шизоидности психотического уровня в процессе вхождения в кризисную полосу (или в период сепарации). Почти в половину снижаются процентные отношения маниакальности и истеричности.  Далее снижение остальных психических состояний психотического уровня более сглажено. 

 Ведутся ли в психиатрических клиниках статистические наблюдения за процентными взаимоотношениями наблюдаемых пациентов? Хотелось бы сравнить эти данные.

 Далее – период лиминальности мы назовем пограничным состоянием и, опять-таки, рассмотрим механизмы защит и психические состояния, свойственные ему.

Таблица №5. Механизмы защит психотического и пограничного уровней и соответствующие психические состояния 

Таблица №6. Процентные отношения психических состояний пограничного уровня. (Работа Кризиса. Лиминальный период.)

психические состоянияколичество МЗ%
шизоидность1215
обсессивность-компульсивность1113
истеричность911
депрессивность810
мазохистичность810
нарциссичность79
параноидность79
социопатичность79
маниакальность67
диссоциативность56
садистичность22

82100

Здесь картина более сглажена, и вместе с тем, шизоидность остается лидирующей. Но обсессивность-компульсивность и депрессивность начинают набирать силу. 

Таким же образом рассмотрим период реконструкции, аналогично назвав его невротическим. Суммарная таблица была представлена выше (Таблица № 2).

 Таблица №7. Процентные отношения психических состояний невротического уровня. (Выход из кризиса. Период реагрегации.)

психические состоянияколичество МЗ%
обсессивность-компульсивность1817
шизоидность1514
истеричность1413
мазохистичность109
нарциссичность109
депрессивность87
маниакальность87
параноидность87
диссоциативность77
социопатичность77
садистичность22

107100

Обсессивность–компульсивность завоевала первую позицию в процессе выхода из кризиса, отправив шизоидность на второе место.

Теперь соберем психические состояния в одну таблицу и посмотрим динамику психических процессов при прохождении кризиса. Возможно, что это даст некоторые ответы на часто возникающие вопросы.

Таблица №8 Динамика психических процессов при прохождении кризиса

Условно динамика разделилась на четыре видимых процесса

– падает, 

– возрастает,

– переходит через увеличение,

– стабильна.

Выстроим данные по Динамике

Таблица №8 Динамика психических процессов при прохождении кризиса (выстроенная).

При переходе с психотического к невротическому этапу кризиса падают

 такие состояния.

 – шизоидность,

– маниакальность,

– параноидность

– социопатичность

При этом наиболее ярко выделяется уменьшение влияния шизоидного состояния. Остальные более-менее сглажены и вместе с тем заметны. «Людей с этим типом характера привлекают возможности, подобные философским изысканиям, духовным дисциплинам, теоретическим наукам и творческой деятельности в искусстве»[5] – пишет Ненси Мак Вильямс. Это личности, «ищущие удовлетворение в фантазии». «Более здоровый шизоид направит свои ценные качества в искусство, научные исследования, теоретические разработки, духовные изыскания. Более нарушенные индивиды данной категории пребывают в своем личном аду, где их потенциальные способности поглощаются страхом и отстраненностью». [5]

 Снижению влияния шизоидного радикала способствуют реализация вовне творческой и научной деятельности.

Переход через увеличение показывает только депрессивный процесс. Увеличение его влияния происходит на стадии пограничности или лиминальности или на стадии работы кризиса. Следовательно, он является маркером этого процесса. Психоаналитическая поддерживающая терапия при наличии такого маркера будет помощником в этот период.  Выход из лиминального состояния проложит также определенность, а следовательно, выстраивание границ, отсутствие лжи (как себе самому так и другим, а также отсутствие лжи и признание ошибок терапевтом). Так как ложь создает новую реальность, отличную от предназначенной реальности, она может увести в другую безграничную перверсивную сторону. Перверта создает ложь, которая разрушит границу – такую необходимую преграду, создающую напряжение для перехода в состояние реконструкции. Фактически даст ошибку в программе гармонии мира личности, зациклит кризис на лиминальной стадии и построит застывшую защитную патологическую организацию, которая «воспроизводит прошлое и избегает будущего»(Бриттон)

Возрастают состояния

– обсессивности- компульсивности,

– диссоциативности,

– нарциссичности

Наиболее ярко выделяется в этой линии обсессивность-компульсивность. Следовательно, создавая условия для проявления этого состояния, мы будем способствовать выходу из кризиса, а также к выходу из психотического и пограничного состояний. Сеттинг, четкий режим, последовательность являются помощью в такой ситуации. Повторяющиеся ритмические действия – тремор, дрожь, музыка, танец, молитвы и другие придают силы и способствуют выходу из болезненных переживаний. В предисловии к книге Виктора Тернера  «Символ и ритуал» говориться[11], что «конфликт чаще всего преодолевается с помощью ритуала… Тернер «указывает на ритуал как на адаптивный механизм, облегчающий принятие нового». 

Матиас Хирш  в своей статье «Отыгрывание на телесном уровне – функция тела в обществе и в психотерапии»[15] пишет «Если границы Я находятся под угрозой распада, то установление искусственных границ соматического я становится средством наконец то себя стабилизировать»

Стала по-другому выглядеть роль мачехи в сказке о Золушке. Для того, чтобы вывести девочку из кризисного состояния после потери матери, мачеха дает ей задания по уборке квартиры и раскладыванию зернышек по порядку. Чем способствует ее адаптации и выходу на новый этап жизни.

Как выглядят маркеры в графиках покажет следующая диаграмма

Диаграмма №1. Маркеры психических процессов при прохождении кризиса.

На нем ярко прослеживаются выделяющиеся показательные части психотического (синим цветом), пограничного  (оранжевым цветом) и невротического (зеленым цветом) процессов. Соответственно пики показывают шизоидноссть, депрессивность и обсессивность-компульсивность. Также небольшой пик в невротиеском процессе показывает и нарциссичность.

Возможно сейчас мы подтвердили теорию, предложенную Мелани Кляйн в 1946 году о параноидно-шизоидной и депрессивной позиции в развитии человека. И дополнили ее обсессивно-компульсивной позицией. Эти три состояния являются повторяющимися на каждом этапе психического роста человека и являются нормальным процессом развития. Рональд Бриттон в своей работе «До и после депрессивной позиции»[1], раскрыв более полно концепцию Мелани Кляйн писал, что «эти позиции также представляют собой психические состояния и режимы объектных отношений, которые постоянно воспроизводятся на протяжении жизни,  какова бы ни была психическая картина данного момента».

И наконец:

Динамически слабо изменяются, остаются стабильными:

– истерические

– мазохистические

– садистические  состояния 

а, следовательно,  они являются сопровождающими весь процесс кризиса. Метафорически они сначала безжалостно разрушают границы прошлых состояний, представлений, идентификаций, переводят процесс в лиминальную зону, затем терпеливо создают сосуд для приготовления нового. Разрушение и созидание. Агрессия и любовь.  Интересно, какие механизмы защит это сопровождают.

Таблица № 9

Истеричность
Мазохистичность
Садистичность
Диссоциация  Идеализация  Интроекция или интериоризация 
Идеализация  Интроекция или интериоризация  Идентификация с агрессором
Соматизация  Отрицание 

Обесценивание  Уход в фантазию

Уход в фантазию Альтруистическая уступка

Идентификация  Отреагирование или отыгрывание

Конверсия Регрессия 

Отреагирование или отыгрывание  Ретрофлексия или поворот против себя или аутоагре́ссия:

Регрессия  Морализация

Вытеснение или репрессия, подавление Сексуализация  или инстинктуализация 

Рационализация



Сексуализация  или инстинктуализация 



Сублимация



Юмор



Теперь соберем эти механизмы защит в одну таблицу, удалив повторяющиеся, и представим их по трем уровням – соответственно психотические, пограничные и невротические (или сепарационные, лиминальные и реагрегационные)

Таблица № 10

МЗ психотического уровня (сепарационные)
МЗ пограничного уровня (лиминальные)
МЗ невротического уровня (реагрегационные)
Диссоциация 
Альтруистическая уступка
Вытеснение или репрессия, подавление
Идеализация 
Идентификация 
Морализация
Интроекция или интериоризация 
Идентификация с агрессором
Рационализация
Обесценивание 
Конверсия
Сексуализация  или инстинктуализация 
Отрицание 
Отреагирование или отыгрывание
Сублимация
Соматизация 
Регрессия 
Юмор
Уход в фантазию
Ретрофлексия или поворот против себя или аутоагре́ссия:

 Возможно это есть комплексная защита от избыточного напряжения кризиса, создаваемое невыносимой сепарационной тревогой, выматывающей фрагментацией, агрессивным внедрением нового. Та комплексная защита, которая стремится удержать процесс кризиса в определенных рамках. Но иногда эти рамки под дополнительным агрессивным воздействием разрываются, создавая перверсивные ошибки в формировании новой личности. Когда то, что должно проходить в любви, проходит в ненависти. Перверта отличает, по мнению О. Кернберга, использование любви в интересах агрессии, происходящее в результате доминирования ненависти над любовью. Если ненависть заменяет процесс любви, то нет возможности перейти к третьей стадии кризиса – созидающей реконструкции нового – и (скажу фразой Бриттона) «приводит к бегству в патологическую организацию, обеспечивающую связность на основании догмы или бреда»[1]. Перверт задерживается в стадии лиминальности и пути его извращений беспредельны. 

Как подтверждение того, что все мы проходим кризисы и не всегда удачно, в разной мере приобретаем перверсивные качества, даже не замечая их, Петер Куттер и Томас Мюллер в книге «Психоанализ. Введение в психологию бессознательных процессов» приводят такую фразу: 

«В своих «Трех очерках по теории сексуальности» (Freud, 1905d) Фрейд показал, что все мы изначально «полиморфно перверсны», т. е. у нас есть потребности:

1) наблюдать за сексуальными действиями других (влечение к подсматриванию – вуайеризм);

2) выставлять свои половые органы на всеобщее обозрение (наслаждение от демонстрации самого себя – эксгибиционизм);

3) использовать какой-либо интимный предмет как замену желанному человеку (фетишизм);

4) перевоплощаться в человека другого пола, переодеваясь в соответствующую одежду (трансвестизм);

5) и даже более того, вообще хотеть быть таким, как представитель другого пола (транссексуализм);

6) мучить, унижать других, причинять им физические или психические травмы (садизм);

7) самому подвергаться мучениям, унижениям и даже уничтожению (мазохизм).» [6]

Выводы гипотезы:

  1. Шизоидные состояния являются маркером психотического процесса, процесса вхождения в кризис.
  2. Депрессивные состояния являются показателями пограничного процесса или состояния работы кризиса
  3. Обсессивно-компульсивные состояния свойственны невротическому процессу и являются показателем стремления выхода из кризиса.
  4. Истерические, мазохистические и садистические состояния являются сопровождающими  кризис, и удерживающими его в определенных рамках.

Общие выводы гипотезы:

  1. Этапы прохождения кризиса, этапы ритуалов перехода и психические структуры личности схожи между собой.
  2. Каждый этап кризиса сопровождается работой определенных механизмов защит и проявляется как состояние определенной структуры личности.
  3. Кризис начинается с психотического состояния. Но, так же возможно, что запускает кризис психотическое состояние, причем неважно каким психическим состоянием оно будет окрашено
  4. Наблюдая проявления определенных структур личности в совокупности можно предположить на каком этапе кризиса на данный момент находится клиент. 
  5. Наблюдая частые проявления застревания на определенном этапе кризиса, или тяжелое проживание определенного этапа кризиса можно предположить в какой период времени жизни произошло травматически-невыносимое, превышающее возможности организма переживание. В каком месте записалась ошибка во фрактале. 

То есть если разделить жизнь на три этапа. В каждом этапе будет три периода. В каждом периоде будет три раздела, в каждом разделе будет три составляющие и так далее до самой глубины. И если на каком-то из этих участков, особенно более ранних, произошла ошибка, то она будет проявляться в более высоких уровнях. Следовательно, проявление патологий – это глубинные ошибки, акцентуации – это пограничные ошибки, а странноватые черты характера – невротические ошибки. Предполагаю что, перверсии являются показателями застревания в лиминальной стадии прохождения кризиса под воздействием травмирующих событий и стремлением выйти быстрее из кризиса с помощью лжи. «Ядром перверсии является обман» говорит  Н.Г. Янова в статье СУДЕБНАЯ ПСИХОЛОГИЯ И ПСИХОТЕРАПИЯ: ПОНИМАНИЕ ПЕРВЕРСИЙ, НАСИЛИЯ И ПРЕСТУПНОСТИ.[18].

  1. Механизмы психологических защит являются основной единицей расчетов психических состояний.

Использованная литература:

1.Бриттон Рональд., До и после депрессивной позиции . – / Рональд Бриттон // Интернет-Журнал ИППиП, 2006.  – №3
2.Бриттон Рональд., Эдип на депрессивной позиции . – / Рональд Бриттон // Интернет-Журнал ИППиП, 2006.  – №1
3.Геннеп А. ван,  Обряды перехода. Системное изучение обрядов. М., 1999.
4.Гринсон Ральф Р., Техника и практика психоанализа. – Когито-Центр, 2010.
5.Мак-Вильямс Ненси., Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе  (Nancy McWilliams, PSYHOANALYTIC DIAGNOSIS.Understanding Personaly Structure in the Clinical Process). / Пер. с англ . – М.: Независимая фирма “Класс”, 2001.
6.Петер Куттер, Томас Мюллер., Психоанализ. Введение в психологию бессознательных процессов. – Когито-Центр, 2011.
7.Проективный философский словарь. Новые термины и понятия. / Под ред. Г. Л. Тульчинского и М. Н. Эпштейна. СПб: Алетейя, 2003.
8.Руднев В.П., Характеры и расстройства личности. – М.: Независимая фирма “Класс”, 2002. — 272 с.
9.Стайн Мюррей., В середине жизни: юнгианский подход. – Когито-Центр, 2009.
10.Телегин Я.Ю., Защитные механизмы личности и их связь с патологическими типами характеров. – Интернет-ресурс: http://www.psychoanalyse.ru/literatura/defence_14.html
11.Тернер Виктор.,  Символ и ритуал. М., 1983.
12.Феничел Отто, Психоаналитическая теория неврозов., Пер. с англ., -М.: Академический проект, 2004.
13.Фрейд  Анна., Психология Я и защитные механизмы (Anna Freud, The Ego and the Mechanisms of Defense (London: Hogarth Press and Institute of Psychoanalysis, 1937). – М.: Педагогика-Пресс, 1993. — 68 с 
14.Фусу Л.И., Концепции лиминальности в научном дискурсе как междисциплинарная проблема. –  Интернет-ресурс: http://publishing-vak.ru/file/archive-philosophy-2017-3/22-fusu.pdf
15.Хирш Матиас., Отыгрывание на телесном уровне – функция тела в обществе и в психотерапии. – / Хирш Матиас // Интернет-Журнал ИППиП, 2014.  – №2    
16.Шапиро Дэвид., Невротические стили (David Shapiro Neurotic Styles BasicBooks. New-York. 1965). – М.: Институт Общегуманитарных Исследований , 1998.
17.Эрик Эриксон., Детство и общество.,   СПб.: ИТД «Летний сад» 2000. – 416 с./ Пер. с англ. Изд. 2-е, перераб. и допол
18.Янова Н.Г., Судебная психология и психотерапия: понимание перверсий , насилия и преступности. – Интернет-ресурс https://psy.su/mod_files/additions_1/fle_file_additions_1_7943.pdf

При публикации ссылка на источник обязательна.

Залишити коментар

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *